Будет интересно

Рассказы моя мама родила мне сына

Содержание:

  • Сын первый

К содержанию

Сын первый

Начну с того, что забеременела я первый раз в 17 лет, рожала, когда уже стукнуло 18. Было это в 96 году, интернета у меня, конечно, тогда не было, все знания получала в консультации (в студенческой поликлинике), и во время моего нахождения в стационаре в течение месяца на сохранении на сроке 21-22 недели.

Замуж пришлось выходить на третьем месяце, в институте взять академ. отпуск, хорошо хоть муж работал и мог меня содержать, но не без помощи моих терпеливых родителей (да, уж вот я им засаду устроила…). Надо сказать, что за всю беременность я ни разу не испытала токсикоз, только на раннем сроке не воспринимала майонез, молоко и шоколад, зато фрукты поедала килограммами. Вплоть до девятого месяца со мной пытались познакомиться на улице не особо внимательные молодые люди, а тетеньки в автобусах частенько просили передать деньги за билетик. Тогда в нашем городе в помине еще не было маршруток, ходили вместительные автобусы, и чтобы взять билет у водителя, за неимением кондуктора, иногда приходилось чапать по качаещумуся проходу несколько метров, а мне как девушке скромной и воспитанной было неудобно отказать и как-то обозначить, что я вообще-то беременная. С мужем сексом занимались вплоть до моего поступления в роддом, и желание было, и особых неудобств мы не испытывали.

Родов как таковых я не боялась, думаю, просто не совсем представляла, как это.

По началу я не чувствовал своей грудью ей сиськи. Но потом резко заметил что наши груди плотно прижаты. Мама была в ночнушке, короткой ночнушке. Ткань была такая тонкая, соски выпирали, а мой член начинал вставать. Она мне говорила как любит меня, что ей кроме меня никто не нужен.

Я ей в ответ говорил тоже самое. После каждого маминого комплимента, она чмокала меня в губы, потом я ей в ответ говорил что-нибудь приятное и тоже целовал. Поцелуи становились страстнее, а слов меньше. Мама чувствовала лобком мой стоячий член. К этому моменту мы уже не разговаривали, а страстно целовались, хоть и без языка.
Она начала двигать тазом, меня это дико возбуждало, я двигал на встречу. Ох как же приятно тереться писями с мамой, думал я. Мы гладили друг друга, с ног до головы, смотрели не переставая друг другу в глаза. Мамуля приподняла свою ночнушку и трусиков там не оказалось.

Инфоinfo
Она немножко смутилась когда я начал вводить 2 пальчика, и сказала что хочет принять ванну, перед сном.

Я понял это как отбой, смутилась подумал я. Сидел в комнате и думал над случившимся. Мама крикнула меня, попросила принести полотенце. Я подошёл к двери, и сказал что принёс. Она сказал что я могу зайти, что она ещё в воде, и не будет же она вылазить мокрая.


Я вошёл, мама лежала голая в ванной, сквозь мутную воду хорошо были видны её тити. Киску видно уже не было. Руки её были под водой в районе писи, и она странно извивалась. Я нагнулся, одной рукой взял её за голову, другой крепко взял сиську и поцеловал.

Рассказы моя мама родила мне сына

Важноimportant
Марина с сыном остались жить одни в квартире.

Марине было тридцать четыре года, она была красивого телосложения с большой упругой грудью и симпатичным лицом. По утрам она пробегала по два километра и была в отличной форме. С работы она приходила в пять, готовила ужин и до следующего утра была совершенно свободна.


Ужинать она с сыном садилась вместе и это было единственное разнообразие в её вечерах.

Дима в свои пятнадцать лет, уже возмужал, но на улицу после техникума почти не ходил, и после ужина с мамой, сидел у себя в комнате до ночи за компьютером.

Через пол года такой спокойной жизни Марине стало скучно. Ей хотелось мужчину, но роман завести было не с кем, она знала что была сексуальна и хотела дарить свои ласки и любовь другому. Очень часто лаская себя по утрам, под душем после пробежки она добивалась приятных ощущений, но морально удовлетворить себя она не могла.
Однажды к ужину она купила бутылку вина и одела платье. Она решила что легкий флирт со своим подрастающим сыном, ей только на пользу и Дима научится ухаживать за девушками.

— О ма, привет! ты уходишь? — увидев маму в вечернем платье спросил Дима.

— Да, нет. Купила недавно, решила одеть, как тебе?

— Ты же знаешь, тебе все идёт!

Марина спрашивала его обо всем и даже о себе.

Сын корчился на диване, мотая забинтованными руками и бешено водя зрачками, словно искал врага, и кричал:

– Убью! Не буду стрелять! Дети! Дети там! Расстрел! Не хочу!

Уже через три дня кисти рук и ступни почернели. Мать поняла, что за этим последует общее заражение..

Пришла соседка, и, видя Ивана в таком положении, энергично заявила:

– Не надо! – резко парировала Валентина, – помрёт и так.

Возмущённая соседка побежала на конец хутора к дочери Валентины, запыхавшись, выпалила ей:

– Ванька помирает, а мать ваша с ума сошла. Вызывай скорую.

У Натальи был телефон. Вызвав скорую, она быстро накинула на себя пальто и платок, и побежала к матери.

В больнице Ивана сразу же забрали в операционную и ампутировали пальцы на руках и ступни ног.

– Ещё ночь прошла бы, – говорил молодой хирург, – и ты покойник.

Чудо, чудо, что остался жив!

Иван лежал в больнице почти месяц, перебирая прошлое, и думал о том, что впереди у него ни-че-го нет.

Он вспомнил старшину медицинской службы, в белом халате и с кудряшками пепельных волос. Как она, глотая слёзы, ширяла им, солдатам-первогодкам, «вакцину от трусости». А старший лейтенант, матерясь, гнал их на минное поле.
Вспоминалась зачистка предгорного аула, когда надо было подорвать дом, в подвале которого прятались боевики. А в доме – женщины и дети. Как он звал их выйти, а они не выходили.

Но мать с возмущением отвергла его нелепые нападки. Она б, конечно, узнала об этом первая. Через девять месяцев после возвращения из армии родился у молодых сын. А вскоре у Ирины умерла бабушка и завещала ей домик.

Супруги переехали от матери с хутора в станицу – за шестьдесят километров. Валентина успокоилась и поверила, что жизнь у Ванюшки наладится. Иногда она наезжала в станицу и привозила продукты, игрушки внуку, подкидывала сотню – другую денег.

Всё-таки корова давала кое-какой доход. И пенсия, хоть и маленькая, а живые деньги. Иван и сноха в присутствии матери вели себя согласно. Потом родилась девочка. Валентина, было, собралась навестить детей и внуков, как невестка приехала сама.
Да не одна, а с младенцем. Села на лавку во дворе под вишней и говорит:

– Всё, мама, нет у меня сил жить так дальше. Ванька совсем не управляемый. Не работает, выносит вещи из дому, ревнует меня к каждому столбу, бьет. Совсем зверь стал…, – и она заплакала.

Вопрос Валентины был риторический.


Она помнит надежды Ирины: одумается, посерьёзнеет.

С жалостью посмотрела на сноху. Она постарела, осунулась. На ногах выпукло обозначились синие вены. Застиранное платье, которое она носила ещё в хуторе, бессовестно задралось на не опавшем животе. Ребёнок и вовсе был завёрнут в немыслимое тряпьё. Ирина сквозь слёзы затравленно посмотрела на свекровь и чуть слышно проговорила:

– О Господи, – испугалась Валентина, – аборт никак нельзя?

– Большой срок. УЗИ уже прошла.

Он всегда отвечал что она очень красивая и даже признался что пытался за ней подглядывать, иногда удачно.

— Ах ты негодник, больше никогда не делай этого, ведь я твоя мама, это не правильно, договорились? — сказала Марина и спросила:

— Ну и что ты видел?

— Да почти ни че, мам.

— Ну смотри у меня! — Марина в шутку погрозила сыну пальцем, ей это очень понравилось и она осталась довольна.

От Димы это не скрылось, и после этого он иногда игриво засматривался на мать и делал ей комплименты, и Марина к ним прислушивалась и к очередному ужину готовилась соответственно. Теперь она уже садилась за стол в прозрачном пеньюаре и ярком под ним нижним бельём и им обоим это нравилось. Теперь Марина могла спросить, к лицу ли ей это нижнее бельё или нет. Диме любое очень нравилось.

По выходным Марина просила приготовить кофе и приносить ей его в постель. Спала она в полупрозрачной сорочке и каждый раз когда Дима ставил перед матерью поднос с завтраком он с трудом отводил взгляд от её сосков.

Вниманиеattention
У него родился прекрасный сын, с которым они были очень близки. Мальчик вырос и решил во что бы то ни стало найти свою бабушку, чтобы в дальнейшем поддерживать с ней связь. И чудо свершилось! Они нашли друг друга. Да еще как нашли! В одном из интервью парень сказал, что первый секс у них был на втором свидании, Перл соблазнила его прямо у себя в спальне.

Боже, куда катится этот мир?

4. Мелисса Китченс и Шон Пфайффер

Эта интересная история развернулась на глазах у многих, потому что все горячие подробности были выложены в Facebook. Шон Пфайффер был женат на прекрасной женщине, которая родила ему ребенка. Из-за временных неудобств с жильем Шон решил переехать к своей матери, чтобы пожить у нее пару месяцев. По началу все было хорошо и довольно прозаично. Работа, семья, ребенок, бытовые проблемы и так далее. Но в какой-то момент жена Шона начала замечать неладное. Муж стал больше времени проводить со своей матерью, водить ее в рестораны, гулять по городу и так далее.


Наверное, даже у самой большой ревнивицы в голове не возникнет подозрение о том, что ее муж изменяет ей с собственной матерью, но у этой женщины оно возникло, и она оказалась права. Однажды, когда она в очередной раз собрала ребенка на прогулку, она установила скрытую камеру на кухне в доме, мол именно там они очень часто сидят до ночи. И каков же был ее шок, когда, просмотрев запись, она увидела, что прямо на кухонном столе ее муж занимается сексом со своей матерью.

И все бы это было ничего, но вот в чем проблемка-то: Ким на самом деле является мамой Бена. Женщина родила своего первенца совсем молодой, всего в 19 лет. В это время она училась в Америке и находилась слишком далеко от дома.

Ей было трудно, но, несмотря на это, она справилась. Она вернулась в свою любимую Англию и стала спокойно жить. Недавно ее сыну исполнилось 30 лет, и пара решила не скрывать своих отношений.

По словам Ким, с Беном она погрузилась в настоящую любовь, похоть и страсть. До того, как сойтись с матерью, Бен был женат, но ради «настоящей любви» развелся. Сейчас счастливая пара живет в Мичигане, и они собираются пожениться, жить вместе на берегу моря и завести ребенка.

Когда Форд уходил от жены, он сказал ей лишь одну фразу, которая расставила все точки в их семейной жизни: «Пойми, просто каждый раз, когда мы занимаемся сексом, мне приходится представлять, что я сплю со своей матерью, иначе у меня ничего не получается». Да тут даже добавить нечего, вот правда.

3. Перл Картер и Фил Бейли

Перл Картер забеременела в 18 лет. Учитывая то, что девушка воспитывалась очень строгими родителями, не мудрено, что от ребенка они ей приказали отказаться сразу же, как только она родит. Да, это ужасно, учитывая то, что ребенка девушка хотела, но пойти против родителей она не могла. Ребенок был отдан в приют сразу же после рождения. Мальчик вырос и сумел поднять себя и свою семью на ноги.

Это очень страшно было для меня. Опять пережить то, что я пережила. Возникает вопрос доверия, могу ли я открыться и пойти навстречу к кому-то? Меня же могут опять предать. Я очень хотела, обрести такого партнера, который меня никогда не предаст, не бросит, не обидит и примет такой, какая я есть.

И на не осознанном уровне у меня был такой партнер — это мой сын!!!

Сын родился, роды были тяжелые, нас выписали только через две недели, он простудился в роддоме, и практически сразу же нас положили в другую больницу. Борьба за его жизнь в течение первых четырех-пяти месяцев сама расставила приоритеты, и я поместила его на свой пьедестал. Он стал смыслом всей моей жизни. Мой сын для меня был главным мужчиной.

Других мужчины все только после него. После развода с его отцом, он сразу же занял почетное место рядом со мной в роли моего единственного близкого человека.

Конечно, мужчины встречались, были отношения. Но мужа, человека, с кем я пошла бы по жизни одной дорогой и делила все радости и горести, у меня никак не появлялось. Все отношения были поверхностные. Сейчас понимаю, что мне не нужно было других, со мной всегда был мой любимый сын. Я жила для него, смысл жизни, человек которому я дарила ласку, любовь, заботу, для кого зарабатывала деньги. Я была уверена, что он всегда будет рядом со мной, пойдет по жизни, мы с ним разделим все радости и горести, переживем все трудности вместе. Он всегда был и будет рядом.

Однажды, возвращаясь домой с пустыми стеклянными банками – разносила клиентам молоко, она увидела, как сын выгоняет из калитки крову Зойку. Валентина охнула, и, выронив банки, бросилась на защиту кормилицы. Она выхватила из рук сына верёвку, которой он обвязал шею животного, и, задыхаясь от гнева, закричала:

Иван, попытался вырвать у матери верёвку. Мать упала, но не выпустила её из рук. Она почти хрипела:

– Не дам Зойку! Сначала меня убей, ирод, потом бери, что хочешь!

Иван отступил. После того случая они почти не разговаривали. Даже пищу Иван стал готовить себе сам.

Наступила зима. Иванов гараж отапливался масляным калорифером. Показания счётчика дали астрономический результат, и весьма расстроенная Валентина подумывала о том, чтобы перевести всё же на время холодов сына в дом.

На Николу Зимнего прибежала старшая дочь Валентины Наталья. Она рассказала матери, что ездила в районную поликлинику на рентген и видела там Ирину, которая оформляла документы младшим девочкам в специнтернат. Она сказала, что живёт без Ваньки даже очень хорошо, работает на кухне в кафе и с голоду не помирает.

Дети тоже устроены: старший в продлёнке, а малая в садике. «Так что, – говорит, – передайте Ивану, что буду подавать на развод».

– Ну и слава Богу. Я рада за неё, – грустно произнесла мать и перевела разговор на другое.

Не смотря на мороз, снега не было. Иван достал дозу в соседнем хуторе, и в предчувствии блаженства спешил в своё холодное жилище.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *